eho-moskvy

 

Гости: Анатолий Кондрух председатель центрального совета Федерации практической стрельбы России.

Ведущие: Сергей Бунтман первый заместитель главного редактора радиостанции «Эхо Москвы», Александр Куренной журналист, член Общественного совета при председателе Военно-промышленной комиссии, Анатолий Ермолин ветеран группы спецназначения «Вымпел», подполковник ФСБ в запасе.

С.БУНТМАН: Добрый вечер всем, кто нас слушает, в эфире программа «Арсенал». Ведущие сегодня студии Александр Куренной, Анатолий Ермолин и Сергей Бунтман. А в гостях у нас Анатолий Кондрух, председатель Центрального совета Федерации практической стрельбы России. Будем говорить об оружейной культуре России, что вы вкладываете в понятие «оружейная культура»? Это культура владения оружием, опасения оружием?

А.КОНДРУХ: наверное, это целый комплекс некоторых вещей. Наша Федерация, в первую очередь, развивается в спорте – наша главная задача развитие спорта. Но, тем не менее, мы поставили для себя еще более важную задачу, на наш взгляд, общегосударственную — принести культуру обращения с оружием. Может быть, это звучит достаточно амбициозно, но это так.

Мы стараемся приучить людей культурно обращаться с оружием, не бояться его. Они должны знать как техническое устройство оружия, уметь с ним обращаться квалифицированно и грамотно и, безусловно, знать правовую сторону и все юридические аспекты.

С.БУНТМАН: И технику безопасности.

А.КОНДРУХ: В первую очередь, конечно.

А.ЕРМОЛИН: Кстати, какие категории? Кто владеет оружием и какие это виды оружия?

А.КОНДРУХ: Мы развиваем три основных направления, и сейчас уже появилось четвертое – это практическая стрельба из пистолета и револьвера, из гладкоствольного ружья, из карабина и последние два-три года мы развиваем еще многоборье — когда спортсмены, одновременно при выполнении упражнений на соревнованиях, стреляя, выполняют упражнение из нескольких видов оружия в разных комбинациях. У него может быть пистолет, гладкоствольное ружье и карабин. Очень сложная обстановка заставляет стрелка грамотно, квалифицированно, безопасно обращаться с любым оружием.

Я попытаюсь цифрами убедить, насколько стрелки по практической стрельбе, квалифицированные и обученные, безопасны. В мире ежегодно проводятся тысячи соревнований по практической стрельбе, ежегодно проводятся чемпионаты Европы, континентальные соревнования, чемпионаты мира.

На чемпионатах мира участвуют более тысячи 500 стрелков – это коло 90 с лишним стран. И каждый стрелок выполняет упражнение примерно в течение пяти дней – это примерно тысяча зачетных выстрелов. Простая арифметика говорит о том, что водном месте большое количество людей производят миллионы выстрелов из достаточно опасного оружия.

А.КУРЕННОЙ: И при этом не попадают друг в друга.

А.КОНДРУХ: Да, при этом у нас нет случаев зарегистрированных огнестрельных ранений. Это говорит о многом — десятилетия проходят соревнования и нет случаев огнестрельных ранений.

С.БУНТМАН: Часто говорят, что интерес к оружию, владение им – это агрессия. Это приводит к тому, что человек становится более агрессивным, постреляв в мишень, ему захочется выстрелить и по живому.

А.КУРЕННОЙ: Набор стереотипов.

А.КОНДРУХ: Вопрос, наверное, уходит уже в философскую область, но я попытаюсь ответить. Может быть, начну издалека. Есть бокс, стрельба из лука, единоборства. Но я глубоко убежден, что если человек уверенно владеет приемами каратэ, то, скорее всего, он в непростой ситуации будет просто уверен в себе, спокоен и наверняка сможет ситуацию разрядить.

Так же и владение оружием – в большинстве случаев могут быть случайные выстрелы. От того, что человек не умеет обращаться с оружием, он паникует. А когда человек абсолютно уверен в своих силах, то это в большой мере и будет гарантировать то, что он глупо, неправильно не применит это оружие.

А.ЕРМОЛИН: Вспомнил шутку – кто победит, тренер по боксу или тренер по каратэ? – тренер по стрельбе.

А.КОНДРУХ: Как раз говорят, что с тренером по борьбе может спорить только тренер по стрельбе — это совершенно верно.

С.БУНТМАН: Галина: «В этой культуре какую первую заповедь для владельца оружия можно было бы предложить?»

А.КОНДРУХ: С самого первого шага, как только человек начинает заниматься практической стрельбой, мы начинаем учить его безопасному обращению с оружием. Рассказываем устройство оружия, его тактико-технические данные, опасность. Конечно, все оружие потенциально опасно.

И с первых шагов, выстрелов, учим самым элементарным правилам обращения, они просты и доводятся до автоматизма, являясь принципом нашего существования и в огромной степени обеспечивают ту самую культуру обращения, безопасное обращение с оружием. А это: не направляй оружие в небезопасном направлении, — нельзя направлять на человека, части своего тела. Оружие направляется в сторону мишени – первый, очень простой принцип.

Второе: не помещай палец на спусковой крючок, пока оружие прямо не направлено на цель. Очень простой, но самый эффективный из всех способов предотвратить ненужный выстрел.

С.БУНТМАН: Мой папа, когда я бы маленьким, там меня учил обращаться с игрушечным оружием.

А.КУРЕННОЙ: И не снимай с предохранителя даже игрушечный пистолет.

А.КОНДРУХ: Надо убедиться, что перед мишенью. Эти простые, совершенно четкие базовые принципы позволят в достаточно большой мере обеспечить безопасное обращение с оружием.

А.КУРЕННОЙ: Кто чаще идет в практическую стрельбу, — действующие профессионалы в отставке, или это любите, охотники?

А.ЕРМОЛИН: Спортивная стрельба – понятно, а что такое практическая?

А.КОНДРУХ: В мировой практике практической стрельбой в основном занимаются гражданские люди. То есть, там есть прослойка, небольшой процент полицейских, военнослужащих, тем не менее, большая часть – гражданские люди.

А.ЕРМОЛИН: Не настрелявшиеся.

А.КОНДРУХ: Ну, наверное. В России у нас несколько иная статистика: у нас примерно каждый четвертый член федерации, спортсмен по практической стрельбе, это либо действующий, либо бывший сотрудник органов внутренних дел или военнослужащий.

Я достаточно спокойно и легко отвечу на вопрос, почему. Потому что у нас до недавнего времени, например, короткоствольное оружие достаточно сложно было использовать на соревнованиях, тренироваться. Поэтому у военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел была возможность использовать служебное оружие, поэтому у нас очень ярко выраженная прослойка спортсменов из силовых органов, большинства спецподразделений.

С.БУНТМАН: С какого времени стало возможно заниматься? Вот человек хочет придти, научиться стрелять – с 90-х гг. стало возможным?

А.КОНДРУХ: Мы начали развивать этот спорт на Урале начиная примерно с 1998-1999 гг. В 1999 г. мы впервые выехали на чемпионат мира по пистолету, он проходил на Филиппинах, впервые три россиянина участвовали в этих крупных соревнованиях, мы подняли свой российский флаг.

И на чемпионате мира на Филиппинах нас приняли в Международную конфедерацию практической стрельбы. С той поры и идет отсчет. И, наверное, очень поступательно, с положительной динамикой, у людей появился доступ к оружию – возможность тренироваться, приобретать спортивное оружие.

Появились стрелковые объекты, где есть возможность заниматься, профессиональные инструкторы, которые могут научить культуре обращения с оружием и умению точно, быстро поражать мишени.

А.ЕРМОЛИН: Какие упражнения? В военных есть «Наставления по стрелковому делу». В спецназе свои нормативы, а у вас?

А.КОНДРУХ: Должен сказать, что каждое соревнование неповторимо. На каждом соревновании строятся новые упражнения, которые содержат какие-то элементы, которые повторяются, но в целом упражнения никогда не повторяются. Один из принципов устройства соревнований.

И эти упражнения строятся по очень жестким правилам безопасного обращения с оружием. То есть, у нас есть четко оговоренные критерии, по которым мы проектируем эти упражнения. Но они в большой мере зависят от творчества устроителей соревнований, то есть, каждый может внести долю творчества.

Еще раз – очень жесткие правила безопасности. И в то же время – вольный стиль и творческий подход. Поэтому каждое состязание становится неповторимым, это задает азарт.

А.КУРЕННОЙ: А расстояние, количество мишеней?

А.КОНДРУХ: Человек в принципе знает, сколько будет зачетных выстрелов и концепцию – сколько упражнений, длинные, короткие или короткие. Но знакомится с упражнением за 5 минут, даже бывает за 3 минуты до упражнения.

С.БУНТМАН: Получает задание.

А.КОНДРУХ: Да. Приходит на упражнение по графику, судья читает брифинг, или порядок проведения упражнения и говорит: вот здесь столько-то бумажных мишеней, вот здесь – падающая металлическая, а когда падающая металлическая мишень упадет, то выезжает движущаяся, появляется качающаяся, или еще что-нибудь.

Стрелок ходит, мы это называем «холостит», запоминает расположение мишеней, составляет свой план неповторимый – в зависимости от своей квалификации, спортивной подготовки, и начинает выполнять упражнение. Вот это задает такую изюминку на соревнованиях. Потому что азарт, неповторимость и неизвестность.

Поэтому стрелок должен обладать целым комплексом знаний: умение запомнить мишеньную обстановку, нарисовать себе выгодный план выполнения упражнения. Каждое упражнение неповторимо.

Результат на упражнении образуется из пораженных мишеней, набора определенного количества очков и времени. То есть, тот, кто быстрее выполнит упражнение и точнее поразит мишени, побеждает. То есть, совокупность точности и скорости.

А.ЕРМОЛИН: У вас там есть какие-0то зоны?

А.КОНДРУХ: Мишени содержат, как правило, три зоны – зона «альфа», пятибалльная, зона «чарли» — трехбалльная и «дельта» — один балл. Ну, там есть еще некоторые тонкости, я вас сейчас не буду мучить этими подробностями?

С.БУНТМАН: Почему, интересно.

А.КОНДРУХ: Хорошо. Очков набирается больше в зависимости от калибра или мощности оружия. Например, если пистолет малого калибра, например, 9 мм., то при попадании в зону «Альфа» 5 очков набирает, и другие калибры тоже 5 очков. А другие зоны различаются. Если зона «чарли» из 9 мм. Поражается, то набирается 3 очка, а если. Например, 40 или 45-й калибр – то 4 очка.

А.ЕРМОЛИН: «Чарли» — это жизненно-важные органы, — условно?

А.КОНДРУХ: Мы мишени делаем спортивные. Они не напоминают очертания человека. Но если я услышал такой вопрос, могу сказать – я на охоту за всю жизнь, ни разу не ходил, и зверушек, ни одного не убил. Мы – спортсмены.

А.КУРЕННОЙ: У нас очень жесткое оружейное законодательство. Иногда, кстати, не вполне логичное и поддающееся объяснению. Федерация делает что-то, чтобы эту ситуацию изменить? Может быть, продавливает лицензирование новых видов боеприпасов в качестве спортивных или охотничьих, или сертификация новых видов вооружений, западных, которых раньше у нас не было?

А.КОНДРУХ: На самом деле, думаю, мы достаточно серьезную работу уже проделали, потому что на стрелковых объектах России появилось очень много оружия импортного производства — если говорить о пистолетах, это «Глок», «Зикзауэр», «Чизет», «Эс-Ти-Ай» и другие марки, — еще несколько лет назад нельзя было вообразить, что они у нас появятся. Думаю, в большой мере это наша заслуга.

Это, наверное. Не очень патриотично, так говорить, но, тем не менее, многие образцы нашего отечественного оружия – мы, к сожалению. Не используем, потому что они по тактико-техническим данным очень сильно отличаются.

Например, если пистолет «Зигзауэр» и другие известные марки, ресурс такого оружия позволяет сделать сотни тысяч выстрелов без поломок, то пистолеты нашего отечественного производства, к сожалению, выдерживают около 10 тысяч выстрелов. То есть это на два порядка меньше. Поэтому на спортивных состязаниях, к сожалению, мы используем импортное оружие, — в частности, пистолеты.

Но есть и положительные примеры. Мы очень активно взаимодействуем с производителями оружия, я считаю, что это тоже одна из наших приоритетных задач — мы встречаемся с главными конструкторами, например, с Ярыгиным, известным конструктором нашего замечательного пистолета и другими известными товарищами в этой области, и даем свои рекомендации.

В большой мере они сегодня учитываются, и это дает возможность совершенствовать наше оружие. Есть положительные примеры – например, гладкоствольное ружье «Сайга» на сегодня, может быть самое лучшее ружье, которое в практической стрельбе используется. Например, мы участвовали на чемпионате мира в 2012 г. в Дербенице, в Венгрии, и, безусловно, наше гладкоствольное ружье оказалось самым лучшим в своем классе. Как раз американцы привезли туда на базе М-16 свое гладкоствольное ружье – однозначно наше было лучше.

И это как раз очень положительный пример, что мы дали свои рекомендации, это оружие усовершенствовали, и оно сейчас очень активно продается на рынке европейском и американском.

На сегодня, с нашей помощью, при учете наших рекомендаций, создается карабин, который будет обладать гораздо меньшим импульсом отдачи, чем подобные образцы импортные – та же самая М-15 или М-16, винтовка, это модификация гражданская. Думаю, что в большой мере мы создаем рынок оружия, мы являемся огромной площадкой для испытания разных видов стрелкового оружия и стараемся активно сотрудничать с производителями отечественного огнестрельного оружия. Надеемся, что наша помощь позволит улучшить наше оружие.

Я очень сильно надеюсь, что в ближайшие годы мы будем выступать с нашим оружием и побеждать.

А.КУРЕННОЙ: А сейчас какие-нибудь наши пистолеты используются, кроме Ярыгина?

А.КОНДРУХ: В спорте мы, пожалуй, используем единственный пистолет – Ярыгина.

С.БУНТМАН: А на этот счет как-то высказывался Рогозин, который с вами тесно сотрудничает?

А.КОНДРУХ: Да, Рогозин сегодня является председателем Попечительского совета федерации практической стрельбы и в достаточно большой мере определяет нам такие госзадачи, как нести культуру обращения с оружием в широкие массы гражданского общества.

Мы очень активно взаимодействуем с силовыми ведомствами, в частности, практически со всеми силовыми подразделениями, это и ФСБ, «Альфа», «Вымпел», спецназ внутренних войск, Минобороны, наркоконтроля, внутренних войск, и так далее.

Рогозин пригласил нас работать в ВПКомиссии, и мы, имея серьезную площадку, все, что касается совершенствования огнестрельного оружия, законодательства в области оружейной, все, что касается использования нашего отечественного оружия, мы, пользуясь площадкой ВПКомиссии, стараемся высказывать там какие-то вещи, решать вопросы, направлять свои рекомендации.

А.ЕРМОЛИН: Много участников вашей организации? Это членская организация?

А.КОНДРУХ: Да, конечно. По официальным данным Минспорта, около 14 тысяч спортсменов занимаются практической стрельбой. У нас на сегодня 62 региональные федерации, еще 8 федераций находятся в стадии регистрации, то есть, в ближайшее время у нас будет около 70 федераций региональных, около 45 региональных федераций аккредитованы в субъектах РФ.

Мы в прошедшем году, 2012, провели более 200 спортивных мероприятий, это достаточно высокая планка – то есть, каждый субъект провел по 3-4 соревнования, начиная с областного уровня.

С.БУНТМАН: Прервемся на новости и затем продолжим.

 

НОВОСТИ

С.БУНТМАН: Продолжаем программу. Основной политико-социальный вопрос – разрешение владения короткоствольным оружием. Это обсуждается, но не скажу, что обсуждается позитивно.

А.КУРЕННОЙ: Да, мягко говоря.

А.КОНДРУХ: Знаете, вопрос, наверное, не простой. Постараюсь ответить с точки зрения спортсмена. На сегодня у нас несколько тысяч спортсменов. На этот год мы запланировали более 200 соревнований провести, и большая часть этих соревнований – это практическая стрельба из пистолета. Пистолеты у нас достаточно серьезные – минимальный калибр 9 на 19, также 40 и 45 калибр. Поэтому сотни стрелков сегодня, тысячи, тренируются, используют патроны крупнокалиберные, приезжают на соревнования как у нас в стране, так и за рубежом.

К нам приезжают спортсмены из США, Европы. Мы на сегодня уже много лет являемся площадкой, где короткоствольное оружие обращается свободно. Если вы придете на наше соревнование – там может быть несколько сотен стрелков одновременно в одной точке находится, и у каждого пистолет, у кого-то, может быть, и два.

С.БУНТМАН: Но это грамотные, сознательные люди. Тут чего бояться? Боятся фальшивых разрешений, бандитизма, который разовьется до невероятных размеров, и другие аргументы.

А.КУРЕННОЙ: Именно поэтому здравые люди предлагают ввести для начала промежуточную ступеньку в виде разрешения домашнего хранения профессионалам силовых структур, действующим и отставным, тем же самым спортсменам. Протестировать это несколько лет, и потом уже двигаться дальше.

А.КОНДРУХ: Абсолютно согласен. Я к этому и подвожу. У нас есть площадка, на которой много лет оружие короткоствольное в достаточно свободном обращении находится. Спортсмены перемещаются по стране, тренируются, поэтому думаю, что мы как раз создали свою микрокультуру обращения с оружием. И, наверное, не надо этого бояться.

Другое дело, что да, этот процесс должен быть постепенным. Надо начинать с того, чтобы принести культуру обращения с оружием, чтобы люди его не боялись, могли с ним квалифицированно обращаться, получили достаточную юридическую подготовку, применять только в экстренных и юридически обусловленных случаях, и тогда, постепенно, думаю, короткоствольное оружие неизбежно придет в свободное обращение.

Тем более, я абсолютно согласен – я в своей жизни 25 лет прослужил в органах внутренних дел, считаю, совершенно необходимым, чтобы сотрудники, в первую очередь, офицеры — специальных подразделений, органов внутренних дел, конечно, имели короткоствольное оружие на постоянном ношении. Это совершенно очевидно. Если мы доверяем полицейскому решать, по сути дела, судьбу человека, защищать его.

А.ЕРМОЛИН: Начальник не разрешит.

А.КОНДРУХ: Я был начальником отдела внутренних дел больше 10 лет. На любые операции обязательно выдавал оружие, никогда не боялся этого делать. Кстати, меня начальники критиковали – пусть простят они меня за такое высказывание, но я это всегда делал – выдавал автомат, пистолет, когда оперативная обстановка того требовала.

А.ЕРМОЛИН: Кстати, в тире – клубное оружие?

А.КУРЕННОЙ: Да, этот момент мы должны уточнить. Оно хранится в комнатах хранения.

А.КОНДРУХ: Короткоствольное оружие, безусловно, на сегодня является клубным оружием, хранится в оружейной комнате на стрелковом объекте – это либо стрельбище, либо тир. И если есть необходимость – мы сейчас очень четко отработали процедуру его перевозки, то есть, человек, допущенный к перевозке оружия, получает соответствующее разрешение, либо направляет уведомление в органы внутренних дел, перевозит оружие, патроны, спортсмен получает их в месте проведения соревнования или тренировки, потом точно так же везем назад.

С.БУНТМАН: При обучении вождению автомобилем мы проходим довольно длинный путь. Почему считается, что если разрешат ношение оружия, то это будет просто? Можно все сделать через обучение, сдачу экзаменов.

А.КОНДРУХ: Совершенно верно. У нас очень четкая система подготовки спортсменов. Ни один спортсмен просто так в федерацию не попадает. Мы с каждого спортсмена требуем соответствующее разрешение на оружие, либо открытую лицензию. Это говорит о том, что органы внутренних дел, государство дало разрешение человеку владеть огнестрельным оружием. Это первое условие.

Второе, самое важное, что мы делаем – мы обязательно проводим обучение. То есть, стрелок проходит курс практического обучения, с оружием и теоретического. Обязательно сдает экзамен по практике.

Все товарищи, включая сотрудников органов внутренних дел, старших офицеров, генералов, депутатов Госдумы — все без исключения проходят курсы безопасного обращения с оружием. Они называются у нас «Бекасо». Хотел особо обратить внимание, что эту программу мы разработали уже более 10 лет назад, она существует давным-давно, и мы ее на практике применяем безоговорочно.

У нас еще есть следующая система — всегда стрелки получают рекомендацию. То есть, мы все-таки отбор проводим. Приходит человек, известный, обязательно получает рекомендацию от местных стрелков, руководителей региональных федераций, потом он предоставляет необходимые документы, в частности, разрешение на владение и хранение оружия, сдает теоретический, практический экзамен, заполняет анкету, сдает членские взносы и после этого становится членом федерации.

А.ЕРМОЛИН: А зачем люди идут к вам?

А.КОНДРУХ: У нас замечательно и интересно. У нас занимаются дети, юниоры, леди.

С.БУНТМАН: Дети с какого возраста?

А.КОНДРУХ: Как правило, с 11 лет, но ограничения нет. У нас есть рекомендация – заниматься с 11 лет, поэтому мы их придерживаемся, но запрета нет. У нас занимаются юниоры, есть категория «леди», женщины, основная категория, ветераны и супер-ветераны, — то есть, весь спектр нашего гражданского общества у нас представлен.

У каждого, наверное, свои задумки, что он хочет получить от практической стрельбы, но многие хотят квалифицированно, безопасно, культурно научиться обращаться с оружием — это совершенно четкий сегмент. Приходят и говорят: да, вы спортсмены, но мы хотим получить минимум базовых знаний, которые позволят.

С.БУНТМАН: А это возможно?

А.КОНДРУХ: Почему – нет?

С.БУНТМАН: То есть, вы готовите не только рекордсменов?

А.КОНДРУХ: У нас люди бывают самые разные. Есть спортсмены, которые хотят достигнуть результатов. У нас каждый четвертый — бывший или действующий сотрудник разных военизированных организаций, — безусловно, у них прикладной интерес, им нужно научиться точно и быстро поражать мишени.

И, безусловно, прослойка у нас представлена — именно сотрудники спецподразделений. Совершенно четко они участвуют во всех наших соревнованиях и конечно, у них, кроме спортивного интереса есть прикладной.

А.ЕРМОЛИН: Но у них есть свои тиры и времени сколько угодно на стрельбу – все равно приходят?

А.КОНДРУХ: Приходят.

С.БУНТМАН: Спорт есть спорт – расскажите о достижениях.

А.КОНДРУХ: У нас есть действующие чемпионы Европы, мира. Если взять последний год – у нас были довольно серьезные соревнования и достижения. Например, на панамериканском чемпионате впервые наши Россияне приехали с нашим замечательным гладкоствольным ружьем «Сайга», и достаточно неплохой результат – впервые в альма-матер стрельбы, в США, заняли призовые места. Андрей Киресенко, руководитель передачи «Служу отчизне», занял третье место, а Всеволод Ильин – второе место в дуэльной стрельбе. Это важные, эпохальные победы. Хот они по статусу не самые высокие, но то, что мы в США заняли эти призовые места, очень важно.

Это мы впервые приехали к ним на соревнования и впервые со своим оружием. Не так просто приехать в США со своим оружием.

С.БУНТМАН: Но к нам тоже непросто.

А.КОНДРУХ: Непросто. В 2013 г. был чемпионат Европы по практической стрельбе из пистолета в Португалии, участвовало 45 стран, 1200 спортсменов, была высокая конкретность, и мы выступили неплохо – нескромно перечислять количество медалей, но у нас есть две золотые медали, три серебряные в личном первенстве и две бронзовые.

По медальному зачету мы заняли третье место после Испании и Италии, это весьма солидно – из 45 стран. И самое серьезное достижение — маша Гущина, это действующий чемпион Европы, мира — заняла первое место в Потайе – это межконтинентальный чемпионат Дальней Азии. По нашей квалификации это 4-й уровень. Она впервые в истории практической стрельбы, когда женщина победила всех мужчин и заняла первое место. Это историческое событие, говорит о том, что российская школа практической стрельбы достаточно серьезна. Престиж России она серьезно укрепила.

С.БУНТМАН: Вы сталкиваетесь со сложностями при перевозке?

А.КОНДРУХ: Конечно, это достаточно сложная процедура, но, тем не менее, мы прорубили окно в Европу, уже несколько лет вывозим свое оружие, короткоствольное, в частности, участвуем в соревнованиях, что позволяет побеждать – когда спортсмены приезжают со своим оружием, есть шанс победить. Так же и иностранные спортсмены приезжают к нам, привозят оружие свое, патроны. Конечно, достаточно тяжелая процедура. С.БУНТМАН: Практический вопрос из Самарской области: «Каков членский взнос в денежном выражении?»

А.КУРЕННОЙ: Две тысячи рублей в год.

А.КОНДРУХ: В Самаре, в частности, в Тольятти, находится стрельбище «Ловчий плюс», на котором мы проводим огромное количество соревнований. В этом году мы в Тольятти провели 8 матчей третьего уровня, всероссийских матчей и чемпионаты России все там провели. Поэтому у нас там одна из сильнейших школ, замечательное стрельбище, так что милости просим – на сайте федерации можно посмотреть адреса, контактные телефоны.

Взносы достаточно простые – вступительный взнос — 1 тысяча и годовой — 2 тысячи. То есть, первый раз стрелок платит 3 тысячи.

А.КУРЕННОЙ: А если сразу за 5 лет – то 8 тысяч. Все-таки, самое популярное гладкоствольное ружье — «Сайга» или «Вепрь».

А.КОНДРУХ: Мне трудно говорить за всех спортсменов.

А.КУРЕННОЙ: Статистики нет?

А.КОНДРУХ: Достаточно разные интересы у спортсменов – я бы сказал, что примерно одинаково.

С.БУНТМАН: Ян из Самары: «Сайга-410» при стрельбе утыкается в каждый второй патрон».

А.КУРЕННОЙ: А это смотря, чем стрелять. Барнаульские – может быть.

А.КОНДРУХ: Если у человека каждый второй патрон на соревновании будет утыкаться, то он займет только последнее место. На чемпионате мира каждый стрелок примерно тысячу зачетных выстрелов делает. И у него не должно быть ни одного утыкания. Если будет неисправность оружия, шансов победить нет.

А.КУРЕННОЙ: Все равно любой спортсмен доводит оружие под себя, тут без вариантов, тут не должно быть иллюзий.

А.ЕРМОЛИН: Ян, не сопровождайте затвор, и не будет утыканий.

А.КОНДРУХ: Я бы посоветовал придти в практическую стрельбу, стать членом федерации, и тогда утыкания не будет.

С.БУНТМАН: Из Перми Тимур: «А что есть в Перми?»

А.КОНДРУХ: В Перми у нас есть региональная федерация, ее возглавляет Сергей Чагадаев – пожалуйста, приходите, мы там проводим замечательные соревнования, это у нас одна из серьезных школ, как раз спортсмены Пермской региональной федерации сделали несколько очень серьезных достижений. На нашем сайте – все контакты.

С.БУНТМАН: Как вы относитесь к истории с травматическим оружием? Этот разговор уже назрел.

А.КОНДРУХ: Я считаю, что травматическое оружие на сегодня обладает, по сути, тактико-техническими данными, которые приближаются к огнестрельному оружию, короткоствольному. Поэтому, на мой взгляд, это опасное оружие. Опасность в том, что оно реально опасно — из него можно либо тяжело ранить, либо лишить жизни человека, — совершенно очевидно.

И неизбежно, с каждым годом, энергия повышается по каким-то неведомым нам причинам. Опасность, на мой взгляд. Состоит в том, что люди, которые применяют это оружие, очень часто недооценивают его опасность.

С.БУНТМАН: Всерьез не принимают.

А.КОНДРУХ: Да. И люди, которые подвергаются опасности воздействия этого оружия, тоже зачастую всерьез не принимают. А я вам скажу, что, Например, пистолет Т-12, если человек одет в летнюю одежду, то спокойно пробьет грудную клетку и остановится где-нибудь посередине. А если попасть в висок, то смертельная травма будет.

Поэтому я считаю, что было бы разумнее это оружие убрать с нашего рынка. А если будет огнестрельное оружие – да, это потенциально опасное оружием, которое убивает, может ранить. Зато тот человек, который его применяет, будет четко понимать, что, если он применил это оружие, то он либо его законно применил, либо будет отвечать за превышение меры необходимой обороны.

И обязательно должна быть жесткая в этом случае ответственность. И тот, кто будет воспринимать это оружие, он тоже будет понимать, что не будет никакой поблажки. Это моя точка зрения.

С.БУНТМАН: Тут еще нужно лекарство от легкомыслия. Бегают, размахивая травматикой – это создает безумие.

А.КУРЕННОЙ: Оружие безответственного выстрела.

С.БУНТМАН: Тут еще есть элемент ханжества — стрелковое оружие запрещено, но подходишь к торговому центру, висит зачеркнутые сигареты, собачка и пистолет. Официальная наклейка на дверях – это что такое? Это странная ситуация.

А.ЕРМОЛИН: Нелогичная.

А.КОНДРУХ: У нас в федерации настоящее оружие, четкое и понятное.

С.БУНТМАН: Сергей из Москвы: «Можно ли придти без опыта стрельбы?»

А.КОНДРУХ: Безусловно. Должен сказать, что порой человек, который вообще не владел, никогда не держал в руках оружие, его, может быть, гораздо легче научить четко попадать в мишень, чем тот человек, которого когда-то учили.

С.БУНТМАН: Легче научить, чем переучить.

А.КОНДРУХ: С чистого листа гораздо легче. Мне самому в жизни довелось заниматься тренерской деятельностью довольно много, и самые благодарные слушатели, которые очень быстро и четко все понимают, в основном дети — те, которые никогда не брали в руки оружие. Они берут пистолет и через несколько месяцев буквально показывают замечательные результаты.

И, наверное, скажу для кого-то обидную вещь, но позанимавшись несколько недель или месяцев у нас, подросток может показать результаты гораздо более высокие, чем многие военнослужащие или сотрудники ЧОПов.

С.БУНТМАН: Давиду из Санкт-Петербурга скажу, что про охоту мы совершенно не говорим. «Для самообороны достаточно помпы, или обреза».

А.КУРЕННОЙ: Обрез — 222 статья. Правило 12 метров.

С.БУНТМАН: Агрессивные люди пишут. А мы сегодня про другое – про культуру обращения с оружием. Много пишут, что человек, нажимающий на курок, сразу становится потенциальным убийцей.

А.КОНДРУХ: Вопрос достаточно сложный. Мы развиваем спорт, тем не менее, я отвечу, что мы учим культурно, безопасно обращаться с оружием. Много раз видел – когда человек берет пистолет, не умея обращаться с оружием, он сразу засовывает палец глубоко, по локоть, и руки у него трястись начинают. К сожалению, у многих часть головного мозга отключается при этом.

Поэтому человек, который не умеет обращаться с оружием, он часто не понимает, что делает. Не может правильно оценит обстановку, грамотно юридически принять решение, что надо делать в ситуации. Поэтому получается некое абсурдное действие, он начинает лихорадочно думать и действовать, что зачастую приводит к плачевным результатам.

С.БУНТМАН: Попадание оружия к человеку, который никогда с ним не имел дело, в тысячу раз опаснее.

А.КОНДРУХ: А когда человек умеет квалифицированно, четко обращаться с оружием, понимает все его данные, то у него есть время подумать, оценить обстановку. Он приходит и за три минуты должен запомнить на многоборье 60 мишеней, ему надо понять, из чего он стреляет, поменять магазин, какую мишень и где поразить. Он мгновенно оценивает ситуацию, понимает, как надо действовать, умеет обращаться безопасно с оружием. Это в большой мере и обеспечивает безопасность граждан и в любом конфликте у этого человека будет преимущество.

С.БУНТМАН: Спрашивают про ваш сайт.

А.КОНДРУХ: Наш сайт очень легко запомнить. Называется «Федерация практической стрельбы России».

С.БУНТМАН: Большое спасибо. Думаю, разговор важный и своевременный. Всего вам доброго.

А.КОНДРУХ: Спасибо большое. До свидания.